Маған жақсы мұғалім бәрінен де артық, өйткені мұғалім мектептің жүрегі!
Республикалық апталық газеті

Как открыть бизнес по пошиву люксовых мужских костюмов?


14 декабря 2017, 12:08 | 1 045 просмотров



Основатели компании Shoqan рассказали, почему лучше развиваться на собственные деньги

В начале XIXвека в Англии среди молодых и состоятельных людей стал формироваться образ, когда мужчины старались выглядеть скромно, но подчеркнуто элегантно. Хороший клетчатый костюм-тройка, шляпа, возможно, трость — все это было частью тщательно продуманного образа так называемых денди, которые задавали тон в мужской моде того времени. Ансамбль так приглянулся молодым людям, что вскоре образ молодого английского денди распространился по всей Европе.

Именно образ английских денди стоял у меня перед глазами, когда на встрече с Нурсултаном Магзумовым и Улугбеком Шариповым, основателями компании Shoqan, они оба появились в элегантных серых костюмах-тройках в широкую полоску. Молодые бизнесмены рассказали«Капитал.kz» о том, как создать на казахстанском рынке компанию по пошиву люксовых мужских костюмов и почему лучше всегда развиваться на собственные деньги.

Бизнес под собственные потребности

Нурсултан: Изначально у нас не было в планах пошива мужских костюмов. Бизнес возник из собственной потребности в хорошем костюме-тройке, который бы не стоил заоблачных денег, но и не был чем-то массовым. Оказалось, что на рынке не так много подходящих предложений. Нас то ткань не устраивала, то лекала были не те. Конечно, были компании, которые занимались индивидуальным пошивом мужских костюмов, но и цена на такие вещи стартует от 300 тыс. тенге, а ждать, пока заказ будет готов, приходится еще около трех месяцев. Тогда у нас возникла идея, что можно шить мужские костюмы самим здесь, в Казахстане. Важно было, чтобы они подходили по бюджету и качеству.

Улугбек: У меня на тот момент уже был опыт поставок шерсти для люксовых брендов Dolce&Gabbana и Prada, заводы которых находились в Китае. Так что мы примерно понимали, какого качества должна быть шерсть для наших костюмов. Первые костюмы мы пошили только для себя: заказали материал, нашли портных, купили итальянские лекала для костюмов-троек. Мы выложили в социальных сетях фотографии в костюмах, после чего друзья, друзья друзей и просто незнакомые люди стали обращаться к нам с вопросами о том, где и как можно заказать такие костюмы.

Местная олигополия

Нурсултан: Помните, в Алматы был целый завод, который как раз занимался пошивом мужских костюмов? Он ведь закрылся. Сейчас уже нельзя точно сказать, почему так произошло: может быть, дело в менеджменте, может, в объемах. Иногда большие компании или заводы нацелены на то, чтобы делать все и сразу, но не факт, что это получится.

Мы же со временем поняли, что необязательно покупать целый завод, чтобы производить костюмы. Цель была такой, чтобы у клиентов был выбор, ведь у нас на рынке либо некачественный товар, либо дорогой – нет какого-то среднего показателя. Благодаря этому мы понимали, что на рынке образовалась огромная ниша, которую мы сможем заполнить, если сделаем качественный и не такой дорогой продукт. Мы решили назвать бренд в честь Шокана Валиханова, так как он был одним из тех, кто всегда предпочитал классику.

Мне импонирует, как развивается такой бизнес в Европе. Там олигополия, то есть каждая отдельная компания делает что-то свое, но уникальное. Да, на рынке есть еще с десяток таких же, так что всем приходится конкурировать между собой. Мне кажется, что такая же ситуация скоро будет и у нас. Если все время полагаться на своего «агашку» или выживать за счет монополии, то на рынке долго не продержишься. Компания должна уметь делать конкурентный продукт. 

Свои/чужие деньги

Нурсултан: На начальном этапе в производство костюмов мы вложили до 3 млн тенге. Большая часть из этих средств ушла на закупку правильных лекал и подходящего материала. Окупились мы в первые несколько дней. Дело было не в том, чтобы привлечь для работы крутых портных или крутые материалы. Мы очень заморочились на «скелете» костюма, на том, как он скроен. Элементарное различие в том, что у мужских костюмов, как правило, внутренний пошив идет на клею. У нас же пошив идет за счет ниток.

Мы могли шить и «двойки», но жилет в «тройке» играет роль мужского корсета, который скрывает все неточности фигуры, а зауженные брюки создают оптическую иллюзию того, что человек кажется выше ростом. Например, когда к нам приходил продюсер Нуртас Адамбаев, он решил, что наши костюмы ему не подходят, но при примерке жилет скрыл все неточности его фигуры.

Улугбек: Если вы идете за костюмом в крупный тэйлоринговый бутик, то с вас снимают мерки, заказывают ткань из-за границы, отправляют замеры, например, в Италию, где у компании собирается определенное количество заказов, и уже после костюм отшивается. Это, во-первых, долго. Во-вторых, дорого. Мы сократили время пошива до пяти дней под индивидуальный пошив. В случае с готовыми решениями процесс пошива выглядит так: мы делаем готовые костюмы, а когда клиент приходит, костюм замеряется как раз под него и на следующий день его уже можно забирать. Есть, конечно, и особенные заказы. Например, недавно был клиент, который хотел костюм с золотыми нитями. Такой оценивается примерно в $10 тыс. С женскими коллекциями немного сложнее, потому что мы сами в этом не разбираемся. В среднем мы продаем по 140 костюмов за месяц. Если говорить о заработке, то последний месяц мы «закрыли» в районе 11,5 млн тенге.

Нурсултан: С момента открытия мужского бутика к нам поступало много сторонних инвестиционных предложений, но учитывая наш прошлый опыт, сейчас мы не работаем с инвесторами. Дело в том, когда мы запускали часовой бренд Tumar, то очень часто пользовались сторонними средствами. Так что, когда мы открылись, сальдо составляло примерно 18-20 млн тенге. Это был большой долг, а первые несколько месяцев у нас ушли только на то, чтобы рассчитаться с долгами. Тогда мы и решили, что если будем делать еще один хороший продукт, лучше использовать исключительно свои деньги.

Гордость за национальный бренд

Нурсултан: В Корее во времена, когда экономика страны находилась не в самом лучшем состоянии, граждане старались поддерживать свой национальный бренд: те же ужасные (на тот момент) телефоны Samsung или автомобили Hyundai, которые ломались после двух недель использования. Но, посмотрите, что стало с этими компаниями сейчас: они в топе и равносильно борются с другими брендами на мировой арене. Все это произошло только за счет самоосознанности их граждан.

Улугбек: Мне кажется, что сейчас у нас в стране такая же тенденция. У людей появилась самоосознанность, они понимают, что необязательно надевать «пестрые» бренды, например, Louis Vuitton или Prada. Клиенты стали более рационально тратить свои средства, но это не значит, что денег у них стало меньше, просто осознанности больше. Это же касается и наших костюмов. Мы ведь не просим граждан поддерживать вслепую, а предлагаем качественный продукт.

Казахстанский бренд на мировой арене

Нурсултан: Экономическая ситуация напрямую влияет на твой бизнес. Если раньше можно было просто открыть магазин и сделать красивую вывеску – все, процесс пошел. Сейчас из-за курса мелкие и неконкурентоспособные игроки уходят с рынка. Чтобы продержаться на рынке, ты должен заморочиться на привлечении клиента и продумать все, вплоть до упаковки.

Пусть это выглядит самоуверенно, но здесь, на местном рынке, мы не рассматриваем остальные компании в качестве конкурентов. Такие компании проигрывают нам либо по цене (слишком дорого), либо по качеству (оно на низком уровне), либо по упаковке.

Мы уже открываем второй бутик на Villa De Fiori, где концепт будет немного изменен. Это будет made-to-major, то есть формат тэйлоринга, когда все замеряется под клиента, все еще более индивидуально. Формат позволяет «отшить» костюм за три-пять дней. Сразу после этого мы собираемся открываться на западе страны, так как там высокая потребность в костюмах.

Улугбек: Мы готовы обсуждать условия франшизы, но пока что все магазины открываем на партнерских условиях, то есть мы делим все риски поровну. Уже после того, как будут открыты магазины в Казахстане, мы собираемся открывать первый бутик в Калининграде, городе, который максимально близко находится к Европе, а также Москве, Дубае, Шанхае и Гонконге. Кроме этого, есть определенная договоренность с финскими партнерами, а значит – возможно открытие магазинов в этой стране. В идеале мы хотим занять определенную нишу под названием «казахстанский бренд на мировой арене».


Комментарии


Комментариев нет.

Контент устарел, комментирование закрыто