Маған жақсы мұғалім бәрінен де артық, өйткені мұғалім мектептің жүрегі!
Республикалық апталық газеті

2018 год будет непростым для рынка нефти


25 декабря 2017, 13:49 | 1 034 просмотра



Эксперты дали прогноз по стоимости и ожидаемым событиям

Уходящий год прошел под знаком договоренностей Организации стран — экспортеров нефти и примкнувших к соглашению нефтяных игроков. Год был непростым для участников рынка: не давали расслабиться американские «сланцевики» (увеличение добычи в этой стране составило примерно 1,5 млн барр./сут.), да и Саудовская Аравия — драйвер нефтяных событий — отклонялась от заданного курса. Цены на нефть начали год со среднемесячной отметки около $55,5 в январе, в ноябре средняя стоимость барреля марки Brent посягнула на отметку $63, в декабре (в промежутке до 17 декабря) фьючерс на «бочку» североморской смеси превышал в цене $65,5.

По просьбе делового еженедельника «Капитал.kz» эксперты ответили на вопросы: сколько будет стоить баррель черного золота в следующем году, каких событий на нефтяном рынке можно ожидать и какие из них могут в значительной степени повлиять на Казахстан в плане нефтедобычи.

13ac2d2bf258298d78ad5fcbe4b.png

Анна Бодрова, старший аналитик «Альпари»

Цена на нефть в 2018 году будет, как обычно, формироваться исходя из многих параметров. На текущий момент среднегодовой прогноз находится в границах диапазона $56−65 за баррель Brent и $52−58 за баррель WTI.

Очень большое значение будет иметь динамика количества буровых вышек в США и в целом по миру. Пока тенденция здесь положительная: все указывает на продолжение роста индикатора. Очень многие мировые экономисты говорят, что американские «сланцевики» готовятся нанести удар глобальному рынку нефти. Вполне может быть, что это так: деньги в сектор идут без перебоев, спрос есть. Для цены на нефть это сдерживающий фактор.

Внимание будет привлекать ОПЕК. Как известно, у картеля нет «плана Б» и стратегии выхода из соглашения, поэтому в ближайшие кварталы все силы будут брошены на формирование стратегии по плавному прекращению действия соглашения по заморозке нефтяной добычи. Пока никаких намеков на механизмы и договоренности нет, но уже сейчас можно говорить о том, что работа будет очень сложной. К слову, Саудовская Аравия считает ранний выход из соглашения преждевременным решением, Россия также выступает за этот сценарий.

Пока все обсуждается в частном порядке, и министры нефти, участвующие в таких диалогах, держат язык за зубами, чтобы не создавать на рынке нефти лишнего ажиотажа до того, пока для него не появится более или менее внятный повод.

Можно, в принципе, говорить о том, что в первом квартале цена на нефть марки Brent несколько сократится, в среднем на $5−9 за баррель. Все будет зависеть от того, насколько оперативно Forties устранит трещину в нефтепроводе и пустит трубу в дело (на прошлой неделе в трубопроводе Forties, по которому транспортируют нефть с 85 месторождений Северного моря, обнаружена трещина, трубопровод временно закрыт на ремонт, — прим. ред.). Затем ценник за «бочку» североморской нефти выровняется до $56−59 во втором квартале, а летом и в начале осени следующего года может вновь вернуться к $60. Далее загадывать просто бессмысленно.

Минимум, согласно техническому графику, Brent может находиться в области $52−53 за баррель, максимум — около $72 за «бочку».

Что касается инициатив ОПЕК, то вряд ли они проработают — при идеальном стечении обстоятельств — дольше 2018 года. Искусственные рамки никогда еще не приносили пользы при длительном их применении. Стратегия выхода из соглашения будет формироваться исходя из параметров мирового спроса на нефть, реальных показателей по излишкам предложения, позициям крупных нефтепроизводителей, не входящих в состав картеля.

Стоит очень внимательно отнестись к собственным прогнозам ОПЕК по добыче на 2018 год. Предполагается, что в первом полугодии картель будет качать по 33,2 млн баррелей в день, во втором — 34,0 млн баррелей в день. Сейчас, напомню, суточная добыча не превышает 32,5 млн баррелей (данные ноября). И где здесь работа над сокращением добычи? Картель никогда не работал в чьих-то интересах, исключительно в собственных.

Тут есть место и Казахстану. В 2017 году нефтедобывающие предприятия Казахстана вместе с мощностями США и Канады внесли вклад в рост совокупной мировой добычи. В чем-то это хорошо для Казахстана: его доля рынка ценится остальными участниками сектора, несмотря на ее небольшой удельный вес.

Прогнозы по спросу на черное золото носят в основном приблизительный характер и особенно не отличаются друг от друга. Фактический спрос — это момент неопределенности в формировании прогнозов, потому что в нем слишком много «если» и допущений. Начиная с 2014 года, спрос на нефть вырос примерно на 1,5 млн барр./сут. за счет снижения цены и улучшения ситуации в глобальных экономиках. Тут есть определенный риск: чем выше будет подниматься цена (как, например, в декабре 2017 года), тем слабее окажется спрос. Никто не хочет платить $70 за то, что стоит максимум $45. Все, что выше рубежа в $45−50 в цене барреля — это премия за риски, прямые или иллюзорные.

f999a2ebfade646490ce50e47d0.png

Ярослав Кабаков, заместитель генерального директора ИК «ФИНАМ»

Мировая нефтяная индустрия может работать в условиях нестабильности, а, кроме того, и производители, и потребители верны фундаментальному принципу — нужно договариваться друг с другом, как говорится: «худой мир лучше доброй ссоры». А это значит, что и в вопросе цены на баррель стороны будут искать компромисс, который устроит обе стороны. Нужно напомнить, что в 2018 году еще будет действовать соглашение ОПЕК+, которое, безусловно, окажет свое влияние. Продолжатся те процессы, которые влияли на отрасль и в уходящем году — использование других энергоносителей, в первую очередь, газа и угля, будет востребована атомная генерация, продолжит активно развиваться «зеленая энергетика». Можно ожидать дальнейшего ужесточения природоохранных норм и правил, стремления сократить антропогенное воздействие на окружающую среду, что, несомненно, скажется на нефтяной отрасли. Вместе с тем потребность в нефти и нефтепродуктах сохранится, что окажет поддержку нефтяным ценам. В следующем году стоимость барреля нефти может находиться в диапазоне $50−70. Выход за границы этого диапазона возможен, но, скорее всего, он будет кратковременным, и цены вновь вернутся в этот коридор.

Что касается Казахстана, то понятно, что его нефтяная отрасль также зависит от соглашения ОПЕК+ и в будущем году эта связь сохранится. Это также в интересах страны, причем не только для поддержания высоких цен на нефть, но и для поддержания рабочих отношений с другими производителями и потребителями.

В следующем году в республике можно ожидать дальнейшей реализации добычных проектов, которые были начаты несколько лет назад. Изменение параметров новых проектов возможно, но их реализация также продолжится.

В 2018 году дополнительный импульс развития может получить перерабатывающий комплекс республики, продолжится его модернизация, выпуск новых, более экологичных видов продукции. Это будет делаться в рамках уменьшения импорта, достижения полного самообеспечения государства. Не исключено, что в будущем году могут быть увеличены поставки нефти и нефтепродуктов из республики, в первую очередь в соседние страны.

В целом перспективы республиканской нефтяной отрасли в наступающем году хорошие, она останется одной из ключевых в экономике, продолжит пополнять бюджет, даст работу многим людям в разных регионах.

9021b3cab156452713c978b14b2.png

Марк Гойхман, ведущий аналитик ГК TeleTrade

Ключевым фактором для нефтяных цен в 2018 году останется своеобразное противостояние между ростом добычи в США и соглашением по нефти ОПЕК+, которое было продлено 30 ноября до конца 2018 года.

По данным декабрьского отчета Международного энергетического агентства (МЭА), в октябре 2017 года избыток запасов по отношению к среднему значению за пять лет снизился со 136 млн барр. до 111 млн барр., тогда как еще год назад он составлял более 300 млн барр. Таким образом, сокращение избыточного предложения идет неуклонно, хотя и медленнее, чем предполагалось в начале года. То есть повышение добычи в США до уровня выше 9,7 млн барр./сут. лишь замедляет уменьшение запасов, но не компенсирует. Поэтому прогнозируемый рост производства нефти в США свыше 10 млн барр./сут. в 2018 году не является кардинальным препятствием для сокращения избытка. МЭА предполагает увеличение спроса на 1,3 млн барр./сутки, а ОПЕК+ не добавит предложение по крайней мере до середины 2018 года в соответствии с пактом. Поэтому запасы продолжат снижаться примерно на 0,8−1 млн барр./сут. в соответствии с описанной предполагаемой динамикой спроса и предложения. В таком случае они сбалансируются предположительно летом 2018 года. И именно это заложено в текущие котировки рынком, который всегда «работает на опережение». Данные обстоятельства и становились причиной повышения котировок марки Brent в октябре-декабре с $55 почти до $66 за баррель. Но такие «опережающие» цены означают, что при будущем движении к сбалансированности котировки вряд ли пойдут сильно выше. И хотя возможны прорывы к $70 или наоборот, вниз, к $55, наиболее вероятным диапазоном останется $60−65 за баррель.

В случае достижения баланса к лету 2018 года страны — участники соглашения могут в июне договориться о досрочном постепенном выходе из него, и такая возможность предусмотрена заранее в решениях 30 ноября. Поэтому не будет избытка спроса, который мог бы двинуть цены выше.

И данное событие — решение о возможном прекращении пакта ОПЕК+ - может стать одним из основных для рынка в следующем году, в том числе и для рынка нефти Казахстана.

Для РК принципиальный момент — участие в данном пакте наряду с ведущими нефтяными державами. Квоты на добычу в Казахстане будут соблюдаться. Несмотря на то, что потенциальный объем добычи в 2017 году в размере 85,5 млн тонн будет выше первоначального плана в 81 млн тонн. Превышен в полтора раза план добычи на Кашагане, свой вклад вносят и иные крупные проекты — Тенгиз, Карачаганак. Очевидно, основной задачей с данной точки зрения станет сдерживание добычи в 2018 году.

1045e7aa42c16b1118c7f5629eb.png

Сергей Полыгалов, шеф-аналитик компании «АНАЛИТИКА Онлайн Казахстан»

Согласно последнему отчету ОПЕК и Международного энергетического агентства, излишние мировые запасы нефти сократились до 137 млн баррелей, а в связи с продлением договора о сокращении до конца 2018 года запасы могут сократиться еще на 270 млн баррелей. В случае реализации данного сценария нефть может надежно удерживаться в районе $64−70 за баррель.

Но есть и другая сторона медали. Первое: на фоне высоких цен на нефть могут активизироваться сланцевики, которые в последние два года на фоне низких нефтяных цен были вынуждены значительно сократить добычу. ОПЕК ожидает, что в 2018 году объемы добычи нефти будут расти примерно на 1 млн барр./сут., или на 1,7%. Прогноз по общему производству нефти в США на следующий год был повышен на 180 тыс. барр./сут. — до 1,1 млн барр./сут. Кроме США могут увеличить добычу и другие страны, не входящие в договор ОПЕК+. Такая ситуация будет негативно сказываться на рынке нефти.

Нельзя исключать и вероятность влияния на рынок нефти возможных геополитических факторов. В первую очередь это касается ближневосточного региона. Ситуацию в нем можно оценить как сильно напряженную. Сирия и Ирак продолжают находиться в состоянии войны. Подразделения ИГИЛ, ушедшие с территории Сирии, пытаются закрепиться на территории Ирака, что не может не сказаться на продолжении напряженности и опасениях по поводу появления возможных перебоев в добыче и поставках нефти в этих странах. Выросла напряженность и в отношениях между Палестиной и Израилем, что также может сказаться на рынке нефти.

В итоге можно говорить, что в 2018 году рынок нефти снова ждут непростые времена. Диапазон колебания цены на черное золото может составить от $50 до $70 за баррель. Но вероятнее всего большую часть года котировки будут находиться ближе к верхней границе коридора $60−70. Среднегодовая цена на нефть может составить $62−63 за «бочку».

Соглашение ОПЕК+ продлено до конца 2018 года. Но есть один нюанс, на который нельзя не обратить внимание. Заключается он в том, что при принятии решения о продлении соглашения участники договоренности сделали небольшую оговорку: существует возможность изменения условий соглашения и/или выход из него раньше, чем в декабре 2018 года. Более того было принято решение провести заседание ОПЕК+ в июле 2018 года для оценки эффективности работы договора и внесения возможных корректировок в договор.

Опасность этой ситуации заключается в том, что страны, участвующие в договоре, являются зависимыми от добычи и продажи нефти в экономическом плане, по сути все они, если можно так сказать, живут за счет нефти. Договор действует уже год и, на мой взгляд, экономики участников договора начинают в значительной мере ощущать определенные трудности, связанные с сокращением добычи нефти. Особенно это касается тех стран, где добыча находится на уровне ниже 3−5 млн барр./сут. По моему мнению, к июлю 2018 года может сформироваться ситуация, в которой эти страны очень захотят выйти из договора или как минимум значительно пересмотреть его условия в свою пользу, что может снова негативно сказаться на балансе спроса и предложения на мировом рынке. Я считаю, что договор ОПЕК+ о сокращении может не «дожить» до принятых в ноябре сроков.

Эта ситуация касается и Казахстана. Участие в соглашении ОПЕК+ ограничивает республику в добыче на уровне 2 млн барр./сут., а также ограничивает возможность развития Кашаганского месторождения. Проблема месторождения заключается в том, что его разработка привлекла значительные инвестиционные средства, которые сегодня оцениваются в $50 млрд. А инвестиции предполагают доход. Его на сегодняшний день нет, так как разработка идет очень медленными темпами (одна из основных причин — все тот же договор ОПЕК+), тем более что до 2013 года c развитием месторождения были большие технические трудности. Кашаган может увеличить объем добычи нефти в Казахстане еще на 1 млн барр./сут., что было бы огромным плюсом для казахстанской экономики с точки зрения притока капитала в страну. Вероятно, что к июлю РК может поднять вопрос или об увеличении квот по добыче нефти в рамках соглашения, или о выходе из него. Что на фоне общемировой ситуации в нефтяном секторе может негативно сказаться и на ценах на черное золото, но, вероятно, позитивно отразится на внутренней экономике Казахстана.


Комментарии


Комментариев нет.

Контент устарел, комментирование закрыто