Маған жақсы мұғалім бәрінен де артық, өйткені мұғалім мектептің жүрегі!
Республикалық апталық газеті

Эй, товарищ, почему с бородой?


6 февраля 2018, 13:49 | 1 041 просмотр



Разговоры о борьбе с религиозным радикализмом с помощью ножниц и бритвы перешли в практическое русло

Алматы. 1 февраля. КазТАГ – Владимир Радионов. Разговоры о борьбе с религиозным радикализмом с помощью ножниц и бритвы перешли в практическое русло: в начале недели министерство по делам религий и гражданского общества РК презентовало поправки в религиозное законодательство, в котором предложило признать признаками деструктивных религиозных течений бороды.

2018-02-02-boroda-zapret.jpg

Законом – по бороде

Чтобы не было разночтений и привычных для наших чиновников обвинений в «выдергивании из контекста», процитируем инициатора поправок — министра по делам религий и гражданского общества РК Нурлана Ермекбаева.

«Законопроектом вводится определение, что такое деструктивное религиозное течение. Подзаконным актом после принятия и вступления этого закона в силу будут определены признаки деструктивных религиозных течений. Эти признаки будут включать как внешние, так и, скажем, идеологические и концептуальные. (…) Предлагается ввести запрет на демонстрацию этих признаков. Это может быть одежда, закрывающая лицо, характерная борода, укороченные штаны. Но не каждый из них в отдельности, а только в комплексе. И специальная экспертиза будет давать определение, является ли это признаком деструктивных религиозных течений или нет. (…) Если надо будет, и длина бороды будет расписана. Наряду с внешними признаками будет играть роль то, что они говорят и пропагандируют», — сказал он журналистам в стенах мажилиса после презентации законопроекта депутатам парламента.

Более откровенен в беседе с журналистами был руководитель управления профилактики религиозного экстремизма и реабилитационной работы комитета по делам религий министерства по делам религий и гражданского общества РК Бауржан Бакиров.

«Первые признаки (приверженцев радикального ислама – КазТАГ) – конечно, это беспорядочная борода, она обычно не расчесанная, не подстриженная, как растет – так и растет. Бывает, что она очень редкая, некрасивая, и это сразу бросается в глаза. Конечно, внешнее одеяние обычно – это длинное одеяние, закрытое, с короткими штанами», — подчеркнул он.

Что на голове, то и в голове?

Извиняемся за столь длинное цитирование, но именно из этих комментариев вытекают вопросы, ответы на которые мы хотим поискать.

Вопрос первый. Как полицейский, узрев «некрасивую», по его мнению, бороду, сможет определить, что ее обладатель «говорит и пропагандирует», чтобы решить для себя здесь и сейчас, стоит ли задерживать гражданина и тащить в кутузку, или проигнорировать? Опрашивать на предмет знания основ ислама? Ну тогда, не в обиду полицейским будет сказано, их нужно будет на несколько месяцев отправить на серьезные курсы религиозной грамотности, потому что экспертизой религиозной пропаганды занимаются, как правило, религиоведы с учеными степенями.

Автор этих строк с некоторого времени стал носить бороду. Не по религиозным, конечно, а по эстетическим соображениям: мне самому нравится, супруге тоже, да и вообще – мое лицо, что хочу, то на нем и ношу. Но в то же время на лице не написано, верующий я или нет, а если верующий – то какого толка. Внутрь головы, как известно, не заглянешь. А борода – вот она, снаружи, и вряд ли кто будет потом в претензии (за исключением меня самого), если наш отечественный коп решит препроводить меня «для экспертизы».

Вопрос второй. Как будет определяться, моя борода «как растет – так и растет» или я намеренно придаю ей определенную форму? «Беспорядочная» она или «порядочная»? Достаточно ли «редкая», чтобы определить меня в приверженцы радикализма? И наконец, насколько она «красивая»?

Согласен, с длиной еще как-то можно определиться (хотя это тоже так себе показатель) — на худой конец, можно полицейским линейки раздать. Но красота – это понятие весьма и весьма субъективное. По науке, красота — эстетическая категория, обозначающая совершенство, гармоничное сочетание аспектов объекта, при котором последний вызывает у наблюдателя эстетическое наслаждение. Что важно, категория эта – непрактическая, ее невозможно измерить сантиметрами или килограммами. И что красиво одному – некрасиво другому. Или полицейские намерены в свой штат барберов ввести, которые имеют понятия о красоте мужской бороды и гармонии ее с другими «аспектами объекта»?

Если же говорить о бороде применительно к исламу, то там она рассматривается как символ мужественности, а ее отращивание считается частью первозданного естества человека. И неважно, религиозного он звания или нет.

Борода и штаны – моя частная жизнь

Правозащитник Евгений Жовтис называет разработку подобных новаций в рамках якобы борьбы с радикальными религиозными проявлениями «ерундой» и утверждает, что их авторы покушаются не только на свободу совести и религии, но и еще на ряд основополагающих гражданских свобод. По мнению эксперта, диктовка того, носить бороду и короткие штаны или не носить — это вторжение в свободу выражения и в частную жизнь.

«Ведь выражение может быть не только мнением, но и другими способами. Даже ношение коротких штанов и бороды – это свобода выражения помимо свободы совести и религии. И в значительной степени те же короткие штаны и борода – это отчасти религиозная идентификация, отчасти человеческое мировоззрение. Например, тюрбан на голове и отказ от стрижки волос у сикхов — часть религиозного выражения. И если сейчас кто-то начнет определять возможную длину волос или запрещать носить тюрбан — он будет вторгаться в свободу выражения. И уж совсем по большому счету – это вторжение в частную жизнь, потому что если я не хожу голым (это было бы оскорблением достоинства) – то это мое право, в чем я хожу. То, что с религиозным экстремизмом надо бороться, не вызывает сомнения. Но, во-первых, надо бороться с деяниями, а не со штанами и бородой, а во-вторых, с идеологией, которая считается экстремистской. Когда государство начинает бороться с проявлениями, личным самовыражением – это никакого отношения к борьбе не имеет. Таким образом можно дойти до запрета на ношение джинсов, узких или коротких юбок и так далее. Нет, чтобы заниматься другими полезными вещами, занимаются, извините, ерундой», — заявил он в комментарии КазТАГ.

P.S. И борьба с бородой и короткими штанами — это только часть большой государственной программы по противодействию религиозному экстремизму и терроризму, на которую выделяют почти Т287 млрд. На что потратят эти деньги, понять сложно. Равно как и оценить эффективность проводимой работы. С оценками у нас вообще напряженка. Не далее, как год назад в правительстве озаботились иной проблемой – тоже в рамках борьбы с терроризмом: ввели обязательную регистрацию казахстанцев по месту проживания, да еще за их собственный счет. Так вот хотелось бы узнать: на сколько процентов снизилась террористическая угроза после регистрации всех и вся?

***

Автор:
zonakz.ne


Комментарии


Комментариев нет.

Контент устарел, комментирование закрыто