Маған жақсы мұғалім бәрінен де артық, өйткені мұғалім мектептің жүрегі!
Республикалық апталық газеті

Факультет ненужных...Уничтожит ли министр Сагадиев казахстанскую журналистику?


Ерлан Сагадиев

Ерлан Сагадиев


Должность

Министр образования и науки Республики Казахстан

Место работы

Министерство образования и науки Республики Казахстан

30 июля 2018, 15:17 | 3 051 просмотр


По странной традиции кресло министра образования у нас занимают непревзойденные выдумщики. Предыдущий глава МОН создавал «профессии будущего, о которых еще никто не знает». А нынешний укладывает в прокрустово ложе специальности, не влезающие в западные лекала, и отрезает все, на его взгляд, лишнее.

С азартом заправского мясника Ерлан Сагадиев занес нож реформаторства над факультетами, готовящими кадры для медийной отрасли. Но не исключено, что инициированная им перестройка приведет только к сливу в унитаз журналистики как профессии.

Безусловно, отчасти можно согласиться с доводами, которые звучат сегодня с разных сторон: что журфаки замерли в плюсквамперфекте и вместо того, чтобы поставлять на рынок «готовые» кадры, выпускают, как выразился пару лет назад бывший руководитель телеканала КТК АрманШураев, «бездарей».

Теория и практика в процессе подготовки журналистов действительно разминулись. Никто не отрицает, что это большая проблема и что ее, конечно же, нужно решать. Но уж точно не попытками девальвировать ценность профессии: мол, ей и учиться-то не надо.

А именно это следует из высказываний, сделанных министром Сагадиевым: «...журналистике не надо учиться 4 года. Это больше ремесло. Я считаю, что нужно быть, в первую очередь, специалистом в той области, о которой ты пишешь. Если ты пишешь о медицине, то лучше быть медиком, пишешь об экономике — лучше быть экономистом, банкиром, а потом уже журналистом. Гораздо труднее научить журналиста экономике, чем экономиста тому, как преподнести правильно информацию».

Таким вот незатейливым способом министр ясно дал понять, что сегодня место журналистов, простите уж за сравнение, у параши, и что, мол, не надо никого смешить разговорами о том, что журналистика – это, в конце концов, талант, для раскрытия которого требуются особые условия, в том числе созданные и в стенах вузов. И тут возникает вопрос: а понимает ли министр, что такое журналистика, каковы ее принципы, цели и предназначение? Похоже, что не совсем, раз предлагает вузам готовить монстров о двух головах.

По Сагадиеву выходит, что журфаки вполне могут ограничиться преподаванием только основ журналистики, отдав основное время под междисциплинарные программы по изучению таких наук, как экономика, юриспруденция, медицина. И тогда, мол, у нас за два года появятся «акулы пера», которые будут понимать, о чем пишут...

Наивность это или банальное незнание вопроса, непонятно. Но, похоже, министр на самом деле уверен в том, что журналисты должны уметь только заметки клепать да знать, с какого боку подходить к телекамере.

Между тем, журналистика – это не только умение работать со словом. Это еще и организация производства контента, формирование информационного пространства, создание каналов связи между властью, обществом, бизнесом. И всем этим премудростям нужно серьезно и основательно учиться.

Конечно, глубокие знания медицины или экономики никому не помешают, но и вряд ли особо помогут. Глубины той или иной отрасли журналистам знать необязательно, а вот грамотно передать информацию, вычленив из потока самое главное, – важно. Тут своя специфика, свои технологии. А раздвоение личности, как известно, ни к чему хорошему не приводит.

Удивляет, что крестовый поход против журфаковЕрланСагадиев предпринял именно сейчас, практически сразу после того, как министр информации и коммуникаций Даурен Абаев выразил удовлетворение уровнем образования, который дают журналистам отечественные вузы. Казахстан – одна из немногих на постсоветском пространстве страна, которая, регулярно обновляя образовательные программы, продолжает готовить так называемых «универсальных журналистов», способных одинаково профессионально создавать контент и о погоде, и о политике, и об экономике, работать «в поле», заниматься развитием СМИ как бизнеса.

И это на самом деле дорогого стоит, особенно в наших условиях, когда частные СМИ не имеют возможности держать огромный штат «узкопрофильных» сотрудников. Кстати, необходимость такого подхода к подготовке журналистских кадров многие страны Европы осознали лишь лет двадцать назад, гораздо позже нас, и до сих пор придерживаются этой позиции.

Что нам предлагается взамен? А вот что: массовое производство слесарей-гинекологов. Постичь за пару лет обучения секреты, как минимум, двух профессий сможет далеко не каждый. И при таком раскладе журналистику будет ждать уровень блогосферы, где каждый сам себе хозяин и во всем специалист, где самое главное – успеть поймать хайп. Возможно, такие тренды и уложатся в западные лекала, но отнюдь не будут способствовать появлению в медийной сфере мастеров своего дела.

Лишь в одном с министром Сагадиевым трудно не согласиться – время переформатирования журфаков давно уже наступило. Но к этому вопросу нужно подходить взвешенно, опираясь на какую-то базу, а не гнаться за двумя зайцами, при этом прекрасно понимая, что ни одного из них не поймаешь.

Впрочем, предоставим слово экспертам.

Адиль Джалилов, директор международного центра журналистики MediaNet: «Судьбу журфаков должен решать рынок, а не министр»

– Адиль, нужны ли на­шей медийной сфере жур­факи, или они уже отжили свой век?

– Этот вопрос не первый год занимает очень многих журналистов и редакторов. Однако на него нельзя ответить однозначно. Хотя бы по той простой причине, что мы не жили без журфаков. Чтобы делать выводы, нужно опираться на какие-то данные, полученные, например, в ходе соответствующего исследования. И мы планируем провести такой замер ближе к осени.

– Но если отталки­ваться от сегодняшней ситуации, то можно ли говорить о том, что журфаки выпускают от­кровенных неумех, как дал понять министр?

– Профессионалы медийного рынка уже давно считают, что журфаки оторваны от реальной жизни, от рыночной динамики. Кроме того, одна из основных претензий, предъявляемых к академическому медийному образованию, заключается в том, что среди преподавателей мало практиков. Но рубить сплеча, отталкиваясь от категоричной формулировки, нужны нам журфаки или нет, на мой взгляд, не совсем верно. Куда рациональнее понять, какой должна быть реформа медийного образования, системы подготовки журналистких кадров. А для этого, повторюсь, нужны независимые исследования на предмет того, что устарело, а что нужно сохранить в тех или иных образовательных программах, по которым ведется обучение на журфаках, какой «продукт» выдали факультеты за последние годы, кто должен преподавать. Нужно узнать мнения редакторов, аудитории, изучить зарубежный опыт. И только после этого предпринимать конкретные шаги, причем шаги продуманные.

– Но министр вроде как все решил без исследо­ваний, посчитав, что для подготовки журналист­ских кадров хватит и пары лет...

– Ну, названный срок в два с половиной года выглядит взятым «с потолка». Мы тринадцать лет назад создали первую независимую Школу журналистики, где обучением всех желающих занимались только практики. Срок обучения в ней – от 3-4 до 6 месяцев. И опыт показывает, что этого срока для мотивированных и образованных людей вполне достаточно ...

По большому счету, главная проблема журфаков схожа с проблемами, свойственными отрасли программирования, – рынок и технологии меняются в сотни раз быстрее, чем учебная программа и уровень подготовки преподавателей.

Поэтому профессора и доктора наук в этих сферах выглядят несколько архаично. Вот и получается, что пока вы подготовите специалиста, условия настолько изменятся, что он перестанет быть актуальным. Но в любом случае судьбу журфаков должен решать именно рынок, а не министр. Если факультеты журналистики адаптируются под требования рынка, если вузы и частные школы, тренинговые центры найдут общий знаменатель и объединят усилия, если программа будет гибкой, то это и станет возможным решением имеющихся сегодня проблем.

– На каких проблемах, кроме уже перечисленных, вы бы акцентировали вни­мание?

– На чрезмерно вертикальном управлении. С точки зрения государства, журфаки призваны взращивать в том числе и идеологов, что, на мой взгляд, в корне неверно. Значит, от журфаков и дальше будут требовать воспитания, прежде всего, «политически грамотных», лояльных к власти людей, а не креативных вольнодумцев. Но ведь предназначение этих факультетов совсем вдругом – в подготовке кадров, способных обеспечить конкурентоспособность медийной отрасли.

Впрочем, радует уже то, что государство в лице министра задумывается о реформах. Вопрос только в том, чтобы они оказались разумными, выверенными. Скорее всего, у Министерства образования есть подробный план, и господин Сагадиев озвучил лишь несколько его пунктов.

Как идея они выглядят интересно. Но очень надеюсь, что министерство, приступая к таким реформам, для начала все же выслушает участников рынка, редакторов, тех, кто занимается медийным образованием, проведет собственное исследование и ознакомится с выводами независимых замеров.

Лайла Ахметова, профессор факультета журналистики КазНУ им. аль-Фараби: «Журналистское образование давно уже нуждается в переформатировании»

– ЛайлаСейсембеков­на, на факультете жур­налистики вы преподаете более сорока лет, и как никто другой знаете, кого куют журфаки – моло­дых специалистов, об­ладающих необходимыми знаниями для дальнейшей профессиональной само­реализации, или же сырой, мало на что способный продукт?

– По-разному бывает. На моей памяти было несколько курсов, выпустивших сплошь главных редакторов и журналистов союзного, республиканского значения. Например, все ребята с моего курса состоялись как профессиональные журналисты. Но бывает и по-другому – в профессии остаются лишь несколько человек с выпуска. Впрочем, это не показатель. И уж тем более не повод для разговоров о том, нужны журфаки или нет, выпускают они профессионалов или ненужных людей.

Во-первых, аналогичная ситуация и на других факультетах. Во-вторых, давайте посмотрим на работающих сегодня главных редакторов печатных СМИ. За редким исключением, у всех у них за плечами журфак. Значит, он дал ту самую базу, которая позволила им развить свой потенциал и построить успешную карьеру.

В-третьих, дело-то не в «корочке», не в том, какого факультета у тебя диплом. Дело – в личности, в ее индивидуальных характеристиках. Лично я, окончив факультет журналистики КазГУ, состоялась как журналист, как писатель, как педагог, как историк, как PR-специалист, как политолог и как общественный деятель. Что мешает студентам и выпускникам журфаков во время учебы и после ее окончания развиваться дальше, самосовершенствоваться в профессии, привнося в нее новые черты? Да ничего. И они растут и развиваются.

Другое дело, что далеко не для всех это очевидно. В общепринятом понимании журналистика сродни писательству. А между тем, журналист един во многих лицах. Он и корректор, и редактор, и организатор производства, и менеджер, и много кто еще...

– Но, видимо, министр образования считает иначе...

– То, о чем говорит Сагадиев, очень актуально. И, по большому счету, я с ним согласна. Журналистское образование давно уже нуждается в переформатировании. Действительно, необязательно учиться журналистике четыре года – можно пройти курс и за два года, а можно и восемь лет потрать на обучение. Это предложение укладывается в рамки Болонского процесса, предусматривающего определенное количество обязательных и дополнительных кредитов (предметов) при подготовке к той или иной профессии, но не срок обучения.

И это касается всего высшего образования, всех специальностей, а не только журналистики. Как преподавателю журфака мне не очень хочется, чтобы процесс трансформации начался с нас. Но с кого-то же нужно начинать!

Поддерживаю министра и в вопросе необходимости создания на факультетах журналистики хороших авторских курсов, построенных по кейсовому принципу (которые делаются в ряде университетов, и в первую очередь, у нас, в КазНУ им. аль-Фараби), что должно дать студентам право выбора наиболее полезных и интересных для себя форм обучения.

Правда, в наших реалиях внедрение такой модели будет иметь свои нюансы и зависеть не от желания студентов максимально пополнить свой багаж знаний, набрав большее количество кредитов, а от размера кошелька, от того, на что у него хватит денег. Это один из самых проблемных вопросов.

Студенты, выбирая тот или иной вуз, зачастую исходят не из его рейтинга и качества образовательных программ, а из величины семейного бюджета. И это обстоятельство тоже может стать серьезным препятствием для развития конкуренции между журфаками, о неизбежности которой говорит Сагадиев, ведь студенты по-прежнему будут отталкиваться не от профессионализма преподавателей, не от качества подготовленных ими курсов, а от суммы средств, которую они могут потратить на обучение.

И очень странно, что на этом и на многих других спорных моментах не акцентируют внимание мои коллеги. Заведующие кафедрами факультетов журналистики всех тридцати вузов, готовящих журналистские кадры, присутствовали в зале, когда министр сообщил о грядущих изменениях, но отмолчались.

И от этого становится дискомфортно, особенно на фоне бурного обсуждения новшеств, предложенных министром Сагадиевым, в журналистской среде. Мы все-таки живем в демократическом государстве, и представители академической среды должны обозначить все плюсы и минусы грядущих изменений, указать на имеющиеся несостыковки. Хотя бы затем, чтобы заранее смягчить многие острые углы, о которые неизбежно спотыкается любая реформа. Хотя не исключаю, что в самое ближайшее время они обозначат свою позицию.

– А несостыковок много? В чем они заключа­ются?

– Пока новые «правила игры» не внедрены, судить об общем количестве несостыковок невозможно. Правда, некоторые очевидны уже сегодня. Взять для примера такое понятие, как «медиаобразование», получившее широкое распространение особенно в этом году. Его употребление применительно к факультетам журналистики неуместно.

Медиаобразование – это не журналистское образование, а образование для всех, позволяющее любому человеку научиться ориентироваться в информационном мире. Оно может и должно стать дополнительным «хлебом» для журфаков, что вполне логично легло бы в канву наметившихся реформ, особенно в рамках внедрения междисциплинарных программ на факультетах журналистики, о чем говорил министр Сагадиев.

Группа ученых, работающая сегодня по проекту Министерства образования и науки под моим руководством на базе КазНУ им. аль-Фараби, занимается этими вопросами десятый год подряд, и в течение ближайших трех лет мы представим концепцию медиаобразования для всей страны. Впрочем, это тема отдельного разговора.

– Кстати, о междис­циплинарных программах. Как, на ваш взгляд, они скажутся на подготовке будущих журналистов?

– Такую систему КазНУ им. аль-Фараби уже начал практиковать несколько лет назад, и она себя оправдывают. Я, например, три года читала свой курс на кафедре политологии. Правда, постепенно междисциплинарные программы и межвузовский обмен стали затихать.

В частности, из-за погони за часами и кредитами. По большому счету, выгоднее дать заработать преподавателю своего факультета, чем «кормить» преподавателя «со стороны». А может быть, сам студент не выбирает этот предмет или этого преподавателя...

Чтобы междисциплинарные программы стали реальностью, приносящей эффект, нужны продуманные механизмы реализации этой правильной, на мой взгляд, идеи. До недавнего времени их не наблюдалось, но, возможно, Министерство образования уже решило эту проблему.

– Не кажется ли вам слишком революцион­ным предложение ЕрланаСагадиева отказаться от предоставления грантов на подготовку журнали­стов?

– Как рядовой профессор я, конечно же, за гранты. Но, по большому счету, государство и только государство должно, исходя из потребностей страны, решать, на какие специальности выделять гранты.

АйгульОмарова, журналист: «Это дилетантский подход к проблеме подготовки журналистов»

– Айгуль, какими мо­гут быть последствия ини­циатив ЕрланаСагадиева?

– Недавнее заявление министра образования о ликвидации факультетов журналистики в казахстанских вузах далеко не первое. Однако на сей раз ситуация может оказаться взрывоопасной с учетом того, как любят «реформировать» вся и все наши управленцы.

Между тем, посыл министра представляется не просто ошибочным, а в определенной степени даже профанацией.

Он предлагает уничтожить факультеты журналистики, а вместо них в профильных институтах открыть курсы, где человека научат писать, снимать телесюжеты и так далее. Очевидно, что это дилетантский подход к проблеме подготовки журналистов и упрощенный взгляд на работу СМИ.

В одном только можно согласиться с министром – в том, что необходимо менять систему подготовки кадров. Но для этого вовсе не нужно уничтожать журфаки. Скорее, наоборот: надо усилить техническое оснащение факультетов журналистики, с тем, чтобы оно отвечало духу времени, и изменить методологию обучения будущих журналистов. Вот о чем должны задуматься как в Министерстве образования, так и в Министерстве информации.

В первую очередь, необходимо соблюдать конституционные нормы о праве граждан на свободу слова, получение информации и ее распространение. А это означает, что журналисты должны иметь право доступа к информации.

Далее можно подумать о том, чтобы на первых курсах журфака учить студентов азам журналистики, то есть знакомить их с жанрами, умению находить информацию и извлекать из нее главное. А начиная с 3-4-х курсов, будущие журналисты могут вплотную заняться производственной практикой в редакциях газет и телеканалов, радиостанций и интернет-изданий. Помимо этого, следует поручить проведение «круглых столов», семинаров, практических занятий в вузах действующим журналистам.

Студентов также нужно знакомить с опытом корифеев СМИ всего мира. Это важно в свете недавнего конфуза, случившегося в одной из газет. Не знать выдающихся фильмов Лени Рифеншталь – режиссера, на фильмах которой киношники учатся снимать документальное кино, – это, конечно, позор для журналистов. Да, она – выдающийся талант, но ее фильмы – прославление фашистов и Гитлера, и это необходимо помнить, прежде чем использовать в СМИ названия ее картин.

– Как, на ваш взгляд, должно происходить пере­форматирование журфа­ков?

– Они призваны не только учить человека грамотно излагать увиденное и услышанное, но и формировать широкий кругозор, независимость мышления. И еще: сейчас важно обучать студентов иностранным языкам. А для реализации всего этого журфаки должны стать средоточием интеллектуальной жизни, где будут приветствовать экономистов, финансистов, юристов и представителей других профессий, являющихся авторитетами в своих областях.

Только таким путем, как мне представляется, можно научить человека находить информацию и получать знания, необходимые для написания статьи, создания сюжета и т.д. И только так можно подготовить для СМИ профессионалов, которые будут предоставлять объективную, достоверную информацию обо всем том, что происходит вокруг нас.

Автор: Юлия Кисткина


Комментарии


Комментариев нет.

Контент устарел, комментирование закрыто