Маған жақсы мұғалім бәрінен де артық, өйткені мұғалім мектептің жүрегі!
Республикалық апталық газеті

Станут ли криптовалюты «новыми деньгами»?


7 ноября 2017, 03:51 | 1 623 просмотра



Игроки рынка хотят видеть эмитентом государство

В конце сентября управляющий МФЦ «Астана» Кайрат Келимбетов заявил о планах создания казахстанской криптовалюты. Местом криптодолины выбран архитектурный комплекс EXPO-2017. Месяц спустя председатель Нацбанка РК Данияр Акишев призвал правительство запретить торговлю криптовалютами и их генерацию в Казахстане. Это требование он обусловил полным непониманием природы и феномена биткоина. Какие настроения испытывает рынок криптовалют после таких разнонаправленных заявлений, выяснял«Капитал.kz».

Криптовалюты должны быть централизованными

Флагманом мира криптовалют стал биткоин — виртуальная монета, ажиотажный спрос на которую на 90% обусловлен спекулятивными и даже откровенно криминальными интересами.

«Думаю, биткоин — первый тест перед введением реальной мировой криптовалюты, — считает предприниматель и эксперт по криптовалютам и блокчейн-технологиям Абильбек Нарембаев. — Но если вы сегодня купите биткоин за $6 тыс., а завтра он обесценится — кому вы будете предъявлять претензии?» Можно подумать, что пример МММ и местных аналогов не дает обмануться — государству. «Это очевидно! Поэтому криптовалюты должны выпускаться централизовано государством, которое гарантируют ответственность за свою валюту», — уверенАбильбек Нарембаев.

По его словам, 90% покупателей биткоина — спекулянты и люди, стремящиеся скрыть активы и уйти от налогов. Это справедливо для всего мира. Биткоин — классический инструмент спекулятивной торговли. На операциях с биткоинами люди больше теряют, нежели выигрывают, — такова природа спекулятивных настроений малосведущих людей.

«Главное свойство валюты — способность купить-продать с ее помощью любой товар. А биткоин сам обладает качествами товара. Его можно купить или продать. Но купить на него любой товар вы не можете», — обращает внимание Абильбек Нарембаев. Выходит, глава Нацбанка лукавит, когда заявляет о непонятной сути биткоина? «Думаю, задача Нацбанка — создать централизованную криптовалюту, поэтому он начинает борьбу с валютами-конкурентами», — предполагает эксперт.

Казахстанская «Энигма» без шифровальщиков

«Даже если мы и хотим создать свою криптовалюту, у нас нет соответствующих размаху вычислительных мощностей», — считает владелец data-центра Тахир Такабаев. Можно ожидать, что государство купит нужные мощности. «Хорошо, купит. А шифровальщики у нас есть? Для создания криптовалюты нужна «казахстанская «Энигма», нужен свой код. Как математик, я знаю только одного человека в стране, способного на решение такой задачи. Но таких экспертов должно быть хотя бы 20!» — говорит Тахир Такабаев. Предположим, что купят и шифровальщиков. Как легионеров в спорте.

«Но тогда и код не будет принадлежать нам во всей полноте. Соответственно, и криптовалюта тоже. Государство начало с того, что хочет запретить майнинг биткоина. Как это сделать? Это же все зашифрованные операции, чем биткоин и привлекает криминал», — объясняет он.

«В Алматы майнингом занимаются 150 человек», — уверенно заявляет Амре Кабылаш, представляющий интересы компании CSN в Казахстане. В теме виртуальных валют Амре уже три года, к нему «Капитал.kz» привело желание понять, кто же те 10 процентов людей, которые не интересуются незаконными возможностями биткоина.

Выясняется, что биткоин — универсальный инструмент для участия в процессе ICO. Это как IPO, но на бирже виртуальной. Вход в проекты стоит по-разному: от нескольких биткоинов(на момент беседы один биткоин стоил $6133) до доли одного биткоина. В основном речь идет о проектах по созданию виртуальных приложений для смартфонов.

Профессиональная оценка рисков

«Не лучше ли придерживаться классических биржевых схем, которые разрабатывались столетиями? — задает риторический вопрос Максим Гандрабура, старший партнер консалтинговой компании IGM Kazakhstan. — Чем обеспечены все эти цифровые сделки, кроме эмоций?» На вопрос о том, не хотели бы его клиенты получения взрывной прибыли, какую дает биткоин, он отвечает, что эту прибыль можно видеть лишь в исторической ретроспективе, зная события прошлого.

«Но что касается будущего, то поведение биткоина не поддается никакой аналитике, у него нет экономической природы. Сторонники биткоина говорят: традиционные деньги также ничем не обеспечены. Но нацбанки ответственно поддерживают корреляцию между рынком и валютами, которые обслуживают экономику. Динамика индустриализации, объемы торговли — всего этого для биткоина не существует», — перечисляет Максим Гандрабура. Закрытость этих процессов и явный криминальный спрос на биткоин настораживают профессиональных инвесторов. Да и психологические схемы, используемые для распространения биткоина, ориентированы на обывателя: позитивный исторический тренд, возможность повышения собственной самооценки и вера в легкое обогащение.

Высокоспекулятивным инструментом биткойн считает и первый заместитель председателя правления ForteBank Гурам Андроникашвили. Он не рекомендует широкой публике приобретать биткоины в качестве единственного инвестиционного инструмента. «Инвестиция обычно оценивается потенциалом будущих денежных потоков, которые она генерирует. Например, если вы покупаете акцию, вы понимаете, сколько дивидендов в итоге вы получите в будущем. У биткоина нет денежного потока, это просто средство оплаты, и его стоимость поднимается только лишь из-за количественного ограничения. Мне, как классическому финансисту, трудно оценить или посчитать справедливую стоимость биткоина сейчас и какая цена у него будет в будущем, поэтому я не рассматривал биткоин на предмет инвестиций», — поделился он с «Капитал.kz».

«Есть целый ряд факторов, которые прямо или косвенно будут влиять на вероятность хождения криптовалюты на казахстанском рынке, — считает генеральный директор группы компаний „Верный капитал“ Ерлан Оспанов. — Во-первых, так как объективно такая возможность уже существует, будет ли это законодательно разрешено у нас в стране? Я изучал данный вопрос, и да, необходимость введения криптовалюты, а может быть, и замены ею национальной валюты, может возникнуть в будущем». И то, как национальный регулятор отреагирует на подобную потребность, в конечном итоге и будет влиять на развитие крипторасчетов на казахстанском рынке.

«Во-вторых, я рассматриваю криптовалюту не со стоимостной точки зрения, а, прежде всего, с позиций ее защищенности», — продолжает Ерлан Оспанов. К примеру, традиционные валюты, тенге или доллар, имеют свою определенную ценность в силу экономических особенностей той или иной страны хождения и ее экономики. В случае же с криптовалютой в отсутствие какого-либо администратора и/или географически определенного рынка использования ее главным стоимостным критерием становится степень ее защиты.

«Что касается биткоина, то в будущем теоретически эта криптовалюта может стать неким эквивалентом, каким сегодня является золото. Но это, повторюсь, теоретически. Для этого необходимо, чтобы все страны отказались от золота как эквивалента, что очень непросто. И здесь мы говорим только о биткоине. Помимо биткоина, есть много других криптовалют, которые уже сейчас формируют большой пузырь на рынке, то есть спекулятивное увеличение спроса, ничем, по сути, не подкрепленное», — считает Ерлан Оспанов.

Мнение в афористичной манере

Айдан Карибжанов, председатель совета директоров ТОО «Visor Holding», к которому«Капитал.kz» обратился за комментарием, сказал, что не против высказать свое мнение, но что он об этом написал уже целую историю. Не можем не привести ее полностью: «Хотелось бы сказать что-то умное: определение денег от Адама Смита, Маркса и меркантилистов. Про роль золота и Бреттон-Вудскую конвенцию и ее крах. Про блокчейн. Но решил просто повспоминать. Во времена моего детства была такая игра под названием «пробки». Самые обычные пробки от бутылок. Надо учесть, что в те времена выбор напитков не очень большой был — обычные крышки от воды или пива, от пепси-колы с надписью, от диковинных иностранных вермутов очень красивые и высоко ценились. Пробки надо было положить на тыльную сторону ладони и ловко подбрасывать. У кого получилось — тот выиграл пробку у менее ловкого. Но играли не так уж часто, больше копили эти пробки, выменивали друг у друга, искали на улице. У особо увлеченных целый мешок с пробками был, разной ценности, зависевшей от редкости.

Чем-то современные криптовалюты можно уподобить пробкам от бутылок. В какой-то момент, непонятно почему, кому-то пришло в голову придумать игру с ними и присвоить им какую-то ценность, которой у них не было до сих пор. Раньше они только горлышко бутылки закрывали. Появился спрос на пробки, появились «богатые пробочники». Чтобы добыть пробку, надо было постараться: лазить около пивных и по арыкам. Можно было купить пробку, но это только вместе с бутылкой пепси-колы. Эта сложность добычи пробки ограничивала приток новых пробок на рынок, но зато увлеченных пробками пацанов становилось все больше.

Были ли пробки «новыми деньгами»? В чем-то были, можно было на них купить у одноклассника жевательную резинку, купить услугу по помощи на контрольной работе, шпаргалку, коржик выменять или компот. Но вот сливочное масло в гастрономе на пробки было не купить. Впрочем, и за советские рубли тоже нелегко было. Квартплату тоже пробками не принимали. Не универсальное средство платежа. Принимают пробки только те, кто готов верить в их ценность.

Закончился учебный год, все разъехались по пионерлагерям. В сентябре про пробки забыли".

Автор:
kapital.kz