Маған жақсы мұғалім бәрінен де артық, өйткені мұғалім мектептің жүрегі!
Республикалық апталық газеті

Собирается ли Халык продавать Казком?


22 ноября 2017, 11:44 | 1 161 просмотр



Умут Шаяхметова и Ульф Вокурка также рассказали о фальш-рассылке по WhatsApp и премиях топ-менеджмента

В сентябре стало известно, что Народный банк рассчитался за Казком. Ситуация, с которой столкнулось руководство Халыка, была не из простых: стояла задача очистить портфель Казкома от токсичных займов. В ноябре группе Халык пришлось столкнуться еще и с информационной атакой: стали распространяться слухи о банкротстве Казкома. Корреспондент центра деловой информации Kapital.kz побеседовал с председателем правления Казкома Ульфом Вокуркой и главой Народного банка Умут Шаяхметовой о том, почему возникли слухи в WhatsApp, к чему они привели и сократился ли бюджет на премии и бонусы.

— В начале ноября через WhatsApp стали распространяться слухи о якобы планируемом банкротстве Казкома. В банке на тот момент пояснили, что эта информация ни чем не обоснована. В банке подчеркнули, что он уже обратился с заявлением в правоохранительные органы для поиска источника распространения слухов. Как вы думаете, откуда возникла эта информация о банкротстве Казкома?

Ульф Вокурка: Предполагаю, что по поводу банкротства нас перепутали с Bank RBK, ведь в рассылке по Казкому был упомянут и Bank RBK. Вспомните, слухи о якобы банкротстве Казкома стали появляться в WhatsApp через две недели после появления информации о том, что Bank RBK и Qazaq Banki не будут объединяться.

— Насколько известно, Казком уже обратился в прокуратуру по поводу этой фальш-рассылки…

Ульф Вокурка: Действительно, мы обратились в правоохранительные органы. Согласно законодательству, мы обязаны были сделать это. Но что очень важно, мы не наблюдали резкого оттока депозитов из Казкома. Вспомните, рассылка по WhatsApp была 3 ноября, то есть после того, как большинство компаний-работодателей выплатили заработные платы и вознаграждения своим сотрудникам. После этой фальш-рассылки следовали выходные и мы предполагали, что в этот день могут последовать более активные операции по обналичиванию средств с банкоматов Казкома. Мы с Халык банком подготовились к такому стечению обстоятельств, подкрепили наши банкоматы и филиалы, расчетно-кассовые отделения наличностью на 10% больше, чем обычно. Кстати, большинство тех вкладчиков, которые в панике сняли свои средства с депозитов Казкома, уже вернулись к нам.

Умут Шаяхметова: Со стороны наших клиентов (Народного банка — Ред.) не было никакой реакции, оттока депозитов не происходило.

— У вас есть какая-то информация о том, на каком этапе сейчас находится расследование по делу о рассылке через WhatsApp?

Ульф Вокурка: К сожалению, пока нет.

— Ведутся ли в настоящее время переговоры о покупке Казкома?

Ульф Вокурка: Не слышал, чтобы поступали такие предложения и думаю, что покупка Казкома не целесообразна. Понимаете, для того, чтобы оценить Казком нужно провести целую серию мероприятий. Ведь очень сложно определить справедливую цену такого актива как Казком, переговоры по цене с Халыком продолжались более полугода.

Умут Шаяхметова: К нам не поступало каких-либо предложений о покупке Казкома, и на совете директоров мы не поднимали вопрос о продаже Казкома.

— Известно, что Нацбанк к управлению пенсионными активами намерен привлечь и казахстанские управляющие компании. У вас есть дочерняя структура, которая также может принять участие…

Умут Шаяхметова: Мы хотели бы, чтобы наша «дочка» также приняла участие в управлении частью активами ЕНПФ. Но пока каких-то окончательных решений к управляющим или их инвестпортфелю у регулятора нет.

— Ранее по законодательству при списании кредитов физлиц банки платили индивидуальный подоходный налог (ИПН). Налоговая передышка по списанию«токсичных» займов была только по юрлицам — 2014−2015 годы.

Умут Шаяхметова: С января 2018 года для всех банков вводится льгота по списанию розничных кредитов. То есть со следующего года банки не будут оплачивать ИПН в размере 10% при списании кредитов физических лиц. Эту льготы мы просили долгое время, и наконец, это произошло. Раньше мы могли списывать проблемные займы только при банкротстве или смерти заемщика.

— В 2016 году вы говорили, что «банк живет в режиме жесткой экономии». Обсуждается ли в этом году снижение для топ-менеджмента Народного банка бонусов и премий?

Умут Шаяхметова: Нет, не ожидается, мы же хорошо работаем. Единственное, ранее Казком начислял бонусы своему топ-менеджменту в размере около 7 млрд тенге, но мы их отсторнировали (аннулировали — Ред.). Кстати в третьем квартале 2017 года за счет этого снизились операционные расходы Казкома. А в целом банк работает в нормальном режиме, более того, могу сейчас сказать, что наши сотрудники работают усиленно и напряженно.

Например, негласно суббота для топ-менеджмента банка рабочий день, члены правления, директора департаментов выходят на работу. Я сказала своим замам: «раньше семи вечера выходить из здания банка не разрешаю». Точно знаю, что все мои замы в банке до 19.00. И это не оплачивается, то есть сверхурочная работа дополнительно не оплачивается. Сейчас напряженное время для банкиров, конец года для банков всегда напряженная пора. К тому же, у нас параллельно идет работа по развитию стратегии банка.

— Известно, что вы приобрели мажоритарный пакет акций Казкома у Кенеса Ракишева. Он как-то участвует напрямую в управлении Казкомом?

Умут Шаяхметова: Сейчас нет.

— Может косвенно управляет, дает какие-то советы менеджменту?

Умут Шаяхметова: Нет.


Комментарии


Комментариев нет.

Контент устарел, комментирование закрыто