Маған жақсы мұғалім бәрінен де артық, өйткені мұғалім мектептің жүрегі!
Республикалық апталық газеті

Опасная добыча


20 февраля 2018, 11:46 | 1 121 просмотр



На Украине прессуют майнеров. Их сажают за терроризм и отбирают биткоины.

Облавы и рейды по фермам криптовалют, изъятие оборудования, похищения, а с недавних пор еще и обвинения в финансировании террористов — все это повседневные реалии жизни украинских майнеров. «Лента.ру» разбиралась в особенностях украинского майнинга и непростых отношениях государства с гражданами, решившими заработать на добыче криптовалют.

Вы все еще майните?

Окраина Киева, полузаброшенная территория завода «Квазар». Снайперы СБУ занимают позиции на крышах. Входы и выходы с завода перекрывают вооруженные силовики в полной экипировке. По оперативным данным, в одном из зданий находятся опасные преступники, причастные к финансированию террористических группировок.

Вскоре после начала рабочего дня наблюдатель сообщил, что подозреваемые действительно находятся в помещении, и группа захвата пошла на штурм. Выбив дверь тараном, сотрудники Службы безопасности и Главной военной прокуратуры ворвались в помещение. Прежде чем находившиеся внутри поняли, что происходит, на них уже надели наручники.

pic_002258c884a17cbac13240570d109c53.jpg
Снайпер СБУ на территории завода «Квазар»
Кадр: Анатолий Шарий / YouTube
1/2

В тот же день состоялся брифинг для прессы, на котором главный военный прокурор Анатолий Матиос отчитался об успехах. По его словам, группа подозреваемых организовала ферму для майнинга криптовалют, а полученные средства шли на финансирование террористических группировок в ДНР и ЛНР.

Подозреваемые подошли к процессу основательно. Силовики вынесли с фермы свыше 400 майнинговых установок и более 1000 видеокарт, около 1500 жестких дисков, 500 материнских плат, ноутбуки и т.д. Общую стоимость изъятого оборудования оценили почти в четыре миллиона долларов.

Криптовалютная продразверстка

Такие спецоперации для Украины не редкость и проходят с завидной регулярностью. Сценарий всегда одинаков: майнеров задерживают, оборудование изымают. Меняются только статьи обвинения.

Так, 10 августа прошлого года Национальная полиция и СБУ провели совместную операцию на территории института имени Патона в Киеве. Добычей силовиков стали 200 устройств для майнинга, а «фермеры» получили обвинение в выпуске денежных суррогатов.

На следующий день аналогичная операция СБУ прошла в Кропивницком (бывший Кировоград): силовики закрыли очередную ферму, майнерам на этот раз предъявили обвинение в фиктивном предпринимательстве и уклонении от уплаты налогов.

При этом, независимо от обвинений, все дела в отношении майнеров имеют одну особенность: после изъятия оборудования расследование зависает. По эпизодам в Кропивницком и институте Патона, например, за минувшие полгода никаких следственных действий не проводилось, дела фактически прекращены. Растущее число таких операций дает повод предполагать, что основная, если не единственная их цель — экспроприация оборудования.

pic_07a4b06141519cd422ae71aa72f505d5.jpg
Фото: Александр Течинский / «Коммерсантъ»

Проблемы возникают не только у майнеров, но и у тех, кто имеет криптовалюту. В 8 часов утра 15 декабря к основателю русскоязычного издания о цифровых валютах ForkLog Анатолию Каплану пришли с обыском сотрудники СБУ и заявили, что он подозревается в похищении деньги у граждан США и отмывании преступно добытых средств.

Обыск, правда, пошел по нестандартной схеме. Представители спецслужбы первым делом изъяли бутылку рома и тут же начали ее распивать. Затем Каплан лишился компьютеров и наличных средств. А позже сотрудники СБУ, получивдоступ к электронным кошелькам, перевели часть криптовалют хозяина на свои кошельки. Суммарный ущерб, по словам Каплана, составил несколько сот тысяч долларов.

Спустя месяц суд обязал СБУ вернуть изъятую технику, однако никакого расследования по факту присвоения криптовалют проведено не было. И неудивительно, учитывая, что статус цифровых денег государством не определен.

Неблагонадежные фермеры

Охота на майнеров в последний год приобрела настолько массовый характер, что некоторые из них предпочитают «решать вопрос», не дожидаясь окончания расследования. Суммы отступных доходят до 50 тысяч долларов. После получения выкупа фермы возвращают владельцам с обязательным условием: делать регулярные переводы на счета отдельных сотрудников спецслужб.

Но последний случай на заводе «Квазар» выбивается из череды фермерских дел. Впервые криптовалютчикам было предъявлено обвинение в тяжком преступлении — финансировании терроризма. По словам Анатолия Матиоса, майнеры использовали криптовалюту для закупки вооружения, боеприпасов и обмундирования для бойцов непризнанных ДНР и ЛНР.

По версии следствия, полученную криптовалюту майнеры сначала отправляли на электронные кошельки Qiwi и «Яндекс», конвертировали, а затем переводили на счета в российских банках, честно указывая назначение платежа: «Для закупки военного снаряжения, оружия и боеприпасов». Ни больше ни меньше...

pic_f9231cd8e592eb216dcf0436dc8c6596.jpg
Главный военный прокурор Анатолий Матиос демонстрирует доказательства причастности задержанных на «Квазаре» к финансированию террористов

Впрочем, такое простодушие опасных преступников (а финансирование терроризма относится к тяжким преступлениям) — не единственная странность в этом деле.

Украинский блогер Анатолий Шарий провел расследование и обнаружил, что сайт, на котором был размещен «Яндекс-кошелек» для сбора средств, зарегистрирован в Киеве. Он, правда, проработал менее месяца. Хостинг сайта обеспечивала компания, владельцем которой, по странному стечению обстоятельств, оказался полный тезка государственного чиновника из военного ведомства (задержание майнеров, к слову, инициировала военная прокуратура).

То есть, по версии следствия, криптовалютчики, собиравшие деньги для сепаратистов из ДНР и ЛНР, махнули рукой и на анонимность в интернете, и на конспирацию и прямо в Киеве открыто зарегистрировали сайт на хостинге компании украинского военного чиновника.

Кроме того, эксперты отмечают еще одно слабое место в этой версии: схема, предложенная силовиками, выглядит неоправданно сложной. Если бы подозреваемые действительно хотели перечислять деньги повстанцам, им не было нужды кидать их на промежуточный «Яндекс-кошелек» — достаточно было бы перевести условные биткоины сразу на кошелек получателя, сохранив полную анонимность.

И, наконец, майниниг в Киеве не так выгоден, как на территории самих непризнанных республик. Дело в том, что фермы потребляют очень много электроэнергии, а в ДНР и ЛНР она заметно дешевле.

Эксперты склонны сомневаться в правдоподобности официальной версии. По мнению украинского политолога Руслана Бортника, подноготная действий СБУ в другом: «Речь идет не столько о борьбе с финансированием терроризма, сколько о борьбе за финансовые потоки. Анонимность делает криптовалюты идеальным инструментом для сокрытия и отмывания денег, а контроль над майнерами и их фермами обеспечивает абсолютно анонимный источник дополнительных доходов».

Биткоин или жизнь!

А еще криптовалюты — идеальное решение для всякого рода вымогателей. Это наглядно демонстрирует история Павла Лернера — одного из руководителей биржи EХМО. Она входит в топ-30 мировых криптобирж, ее рыночная капитализация составляет 300 миллионов долларов.

26 декабря прошлого года Лернера похитили в Киеве. В этом деле тоже много странностей. Непосредственные свидетели похищения заявили в полицию лишь спустя три часа. Два дня расследование практически не велось, а на третий, когда делу был присвоен повышенный уровень важности, Павла уже освободили. За выкуп. По разным данным, его сумма составляла от 77 биткоинов (около 1 миллиона долларов) до 160 биткоинов (более 2 миллиона долларов).

pic_25f0e04c116ef6dfca63888e97419faa.jpg
Павел Лернер

Однако помимо выкупа злоумышленников могло интересовать кое-что другое. У Лернера забрали рабочий ноутбук и телефоны, и вскоре после похищения на биржу EXMO была совершена масштабная DDoS-атака. То есть нельзя исключить, что за похищением стояли представители конкурирующих компаний. Впрочем, DDoS-атака могла быть попыткой направить подозрения на конкурентов Лернера.

Учитывая все странности этого дела, довольно пассивную реакцию полиции, а также возможную причастность самих силовиков (похитители представились сотрудниками СБУ), можно предположить, что расследование вряд ли будет доведено до конца.

Майнинг любит тишину

Неопределенный статус криптовалют и майнинга — благодатная почва для злоупотреблений. Аналитики Citigroup оценили объем рынка одного только биткоина на Украине в 2,5 миллиарда долларов. Наверняка найдутся, а скорее всего уже нашлись желающие подмять под себя эти финансовые потоки. А значит, прессинг силовых и криминальных структур на крупных криптоинвесторов и майнеров будет усиливаться.

На этом фоне осенью прошлого года активизировалось движение по легализации криптовалют на Украине. В октябре группа депутатов от «Блока Петра Порошенко» и «Народного фронта» внесла в Верховную Раду законопроект «Об обороте криптовалют в Украине». Со схожей инициативой выступил мэр Киева Виталий Кличко. По его инициативе Киевсовет обратился к Петру Порошенко, Верховной Раде и Нацбанку с просьбой создать национальную криптовалюту и условия для развития мировых криптовалют. Впрочем, какого-либо дальнейшего развития инициативы Киевсовета и народных депутатов не имели.

Украинская власть без энтузиазма относится к легализации цифровых денег, объясняя это угрозой безопасности государства. Нацбанк Украины и другие финансовые регуляторы пока не торопятся признавать тот же биткоин платежным средством. А Комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку и вовсе заблокировала все законопроекты о легализации криптовалют.

pic_4e17639d77d5ac6c5ae95a3abc3599e1.jpg
Национальный банк Украины
Фото: РИА Новости

При этом в официальных заявлениях представители силовых структур говорят о необходимости раз и навсегда покончить с неопределенным статусом цифровых денег. Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов заявил, что развитие рынка криптовалют не может оставаться без внимания государства. По его словам, в ситуации правового вакуума эти инструменты активно используют для отмывания денег и финансирования терроризма, в том числе на «оккупированных территориях».

Со схожим заявлением выступил руководитель департамента киберполиции Сергей Демедюк: предложил полностью запретить криптовалюты или, наоборот, легализовать их, заставив владельцев декларировать свои накопления.

В условиях такой неопределенности и отсутствия каких-либо гарантий привлекательность Украины как тихой гавани для специалистов по криптовалютам, очевидно, будет снижаться. «Подобные брутальные действия в отношении майнеров негативно скажутся на имидже Украины среди криптовалютчиков, — считает Руслан Бортник. — Стоит ожидать, что в перспективе они будут выбирать более спокойную и стабильную Белоруссию. В результате Украина серьезно ограничит свои возможности в развитии цифровой экономики».

Между тем отдельные представители украинской власти в индивидуальном порядке уже определили для себя статус биткоина. Так, в прошлом году при электронном декларировании три народных депутата от «Блока Петра Порошенко» указали солидные суммы в цифровых валютах. Александр Урбанский задекларировал 5328 биткоинов (примерно 53 миллиона долларов), Дмитрий Голубов — 4376 биткоинов (примерно 43 миллиона долларов), Дмитрий Белоцерковец — 398 биткоинов (примерно 4 миллиона долларов).