Маған жақсы мұғалім бәрінен де артық, өйткені мұғалім мектептің жүрегі!
Республикалық апталық газеті

КАДРЫ РЕШАЮТ ВСЕ


28 июня 2013, 15:39 | 912 просмотров



Кадры решают все. Кто не помнит эту, ставшую сакраментальной, фразу, которую приписывают “вождю народов” И.Сталину? Согласитесь, что в этом емком высказывании заложено рациональное зерно. Особенно если это касается вопросов подготовки дипломатических кадров. Ведь дипломат – это прежде всего полномочный представитель своей страны за рубежом.

Пожалуй, мало какая профессия столь жестко регламентируется. Объясняется это достаточно прозаично. Ведь дипломатический работник является участником конкретного процесса выработки и реализации государственного решения и потому должен неукоснительно придерживаться внешнеполитической доктрины своей страны, полученных рекомендаций, правил и инструкций. Тем не менее время от времени казахстанские дипломаты становятся “героями” нелицеприятных историй, которые потом попадают на страницы мировых и отечественных СМИ. Невольно задаешься вопросом: почему становятся возможными подобные казусы? Связано ли это с качеством подготовки наших дипломатических работников? И вообще, где и как сегодня готовят отечественных дипломатов? Основным учебным заведением, занимающимся подготовкой дипломатических кадров Казахстана, является Институт дипломатии – структурное подразделение Академии государственного управления при президенте РК. Она была создана как Дипломатическая школа в 1996 году, а позднее преобразована в Дипломатическую академию МИД РК. В 2000 году это учебное заведение было передано в состав Евразийского университета им. Л.Гумилева (ЕНУ). В 2005 году указом президента Н.Назарбаева были объединены Академия госслужбы, Дипакадемия и Судебная академия. Нынешний статус института дипломатии не может не вызывать вопросов. Главный из них: почему в Казахстане, вступившем в третье десятилетие суверенной истории, до сих пор нет самостоятельного специализированного вуза по подготовке дипломатических кадров? Мы обратились с этим вопросом к нескольким людям, работающим или работавшим на дипломатическом поприще. Все они в принципе поддержали постановку вопроса, но уклонились от подробных комментариев. Единственным человеком, кто решился поговорить об этом с нами, стал Гани Есенгельдинович Касымов. Позволим себе просто напомнить читателям, что он является депутатом сената парламента РК, членом Комитета по международным отношениям, обороне и безопасности. И добавим, что в свое время он окончил Московский государственный институт международных отношений (МГИМО).

НАМ НУЖЕН СВОЙ МГИМО

- Как Вы оцениваете сегодняшний уровень подготовки казахстанских дипломатических кадров?

- Подготовка дипломатических кадров у нас базируется на привлечении специалистов разного профиля из выпускников различных вузов. Также есть некое подобие дипакадемиии. Раньше она была полноценной академией по подготовке дипкадров, сегодня она входит в состав каких-то там структур. Как такового самостоятельного вуза, типа института международных отношений, у нас нет. Из существующих сегодня в мировой практике моделей подготовки дипкадров нам ближе всего Московский государственный институт международных отношений (МГИМО). Его выпускниками является большинство нашего посольского корпуса и руководящих работников МИД РК. Это редкое специализированное учреждение было создано еще при Сталине, в 1944 году. Уникальность и элитность его заключалась в том, что там готовились специальные кадры для дипломатической службы. Поэтому как структурное подразделение оно входило в состав Министерства иностранных дел СССР. Все его учебные программы базировались на углубленной региональной и страноведческой специализации: по странам Востока с изучением восточных языков; по США и Канаде, европейскому направлению, странам Латинской Америки и Африке, а также по отдельным крупным региональным державам типа Китая и Индии. Причем изучение шло не просто в страноведческом аспекте, но и в разрезе проблем формирования внешней политики этих стран, истории взаимоотношений с ближайшими соседями, роли и задачи на международной арене и т.д. То есть оттуда выходили подготовленные специалисты, ориентированные на одну или группу стран. Но тут следует сделать необходимую оговорку. Готовить специалистов такого уровня может позволить себе далеко не каждое государство. И если сегодня наши молодые люди проходят обучение в том же МГИМО, то это очень большое подспорье для структур казахстанского МИДа. Потому что это хорошо подготовленные кадры, которым по плечу выполнение задач, необходимых для представления и защиты интересов Казахстана на международной арене. Принцип привлечения выпускников отечественных вузов со знанием иностранных языков на дипломатическую работу неплох, но этого явно недостаточно. Кроме знания языка, человеку дополнительно нужна масса других, очень важных для работы дипломата вещей. Потом его нужно отправлять на практическую работу, где ему потребуется еще пара лет, чтобы изучить и понять ту страну, в которой ему предстоит служить дипломатом. Поэтому я считаю, что на ближайшую перспективу нам нужен пусть небольшой, но свой национальный институт международных отношений. Правда, опять же напомню, что дело это отнюдь не дешевое.

- Что Вы можете сказать по поводу того, что в Казахстане до сих пор нет специализированного вуза по подготовке дипкадров, подобного российскому МГИМО?

- Повторюсь, что далеко не каждая страна может себе позволить такое удовольствие. Но почему он нам все же необходим? Потому что интересы государства Казахстан на международной арене должны продвигать специалисты- профессионалы. Так что в этом вопросе нам надо исходить из своих базовых национальных интересов и приоритетов в международных делах. Какие они у нас? Во- первых, это Россия, затем Китай и, в-третьих, страны Центральной Азии. Это наши непосредственные и ближайшие соседи, и именно в этих направлениях находятся наши базовые национальные интересы. Надо забыть, что когда-то мы были с некоторыми из них в составе одной страны. Теперь это суверенные государства, субъекты международного права, члены Организации Объединенных Наций. И отношения с ними надо строить на нормальной межгосударственной основе. А для этого необходимо готовить соответствующих специалистов. Именно поэтому я хочу спросить вас, есть ли у нас квалифицированные специалисты-кыргызоведы, которые бы углубленно изучали политику и экономику Кыргызстана, его общественно-политические процессы, анализировали взаимоотношения этой страны с остальным миром и т.д.? Таких специалистов нет, и мы их не готовим вообще. Работаем по наитию, берем каких- то случайных людей, которые когда-то жили и работали там, а потом переехали сюда. Но это, по-любому, не специалисты. Поэтому нам нужны дипломаты, которые изучали бы Кыргызстан профессионально. Подчеркиваю, профессионально. Такие специалисты нам нужны и по Узбекистану. Причем их нужно готовить с вузовской скамьи. Они должны досконально изучать экономику и политику, внешнеполитическую доктрину этого нашего соседа. И не просто изучать, а анализировать, прогнозировать, просчитывать, чего нам следует ожидать на ближайшую перспективу и более отдаленную. То есть нужны методологически профессиональные школы по всем этим странам. Тогда, соответственно, вырастет и качественный уровень отечественной дипломатии. Именно на таких принципах должна строиться подготовка профессиональных дипломатов. А пока же все идет как-то самотеком. Специалистов по России нет, по Кыргызстану – нет, по Узбекистану – нет. По Китаю есть, но их количество несоизмеримо с масштабом и значимостью этого государства в мировой истории и политике. А кого вы можете назвать в качестве эксперта по Туркменистану? Никого. Вот такая странная ситуация получается. Я затронул только первый уровень подготовки специалистов по международным делам. Без фундаментального подхода к этим вопросам мы ничего не добьемся. Мы должны готовить не просто специалистов, а экспертов высокого класса, которые в перспективе будут определять контуры взаимоотношений в этими очень важными для нас странами. А есть еще второй уровень. Где делается мировая политика? Это Вашингтон, это Лондон, это Токио, это Пекин, это Париж, это Берлин и другие центры, где принимаются ключевые решения по проблемам геополитики. Со всеми ними мы поддерживаем дипломатические отношения. При этом, имея свои стратегические приоритеты, мы должны понимать, что существуют критерии практического порядка. Например, объемы торгово-экономических отношений. Условно говоря, если у нас товарооборот с какой-либо страной достигает, например, порядка 300 миллионов долларов в год, то необходимо иметь там посольство. То есть должны быть четкие критерии, руководствуясь которыми мы будем понимать, где нам в первую очередь необходимо открывать посольства, а где с этим можно повременить. Мы не можем себе позволить иметь посольство, исходя лишь из соображений престижа. Внешняя политика – штука дорогостоящая, и не каждая страна может себе позволить в этом смысле развернуться по полной программе. Для того чтобы правильно определиться с приоритетами и обеспечить необходимый уровень безопасности вокруг Казахстана, а также расставлять правильные акценты на всех уровнях внешней политики, нам нужны профессиональные кадры. А для этого необходимо уже в ближайшее время создавать свой специализированный вуз.

- Пока такого вуза нет, дипломатов готовят на факультетах международных отношений национальных вузов страны. Там есть специализация по регионам и странам, осуществляется языковая подготовка. Но вот вопрос: почему на этих факультетах, насколько мы знаем, мало востребован практический опыт таких людей, как вы? Наверное, с ходу можно было назвать немало имен ветеранов казахстанской дипломатии, знания и опыт практической работы которых остается в этом смысле невостребованным. Чем это можно объяснить?

- В таких делах очень многое зависит от общего настроя, общего камертона. Если в учебном заведении или на отдельно взятом факультете нет подлинной заинтересованности в развитии, в прогрессе или просто нет элементарного любопытства, тогда все идет по накатанному пути: есть учебный план, и дай Бог его отработать. А то, что предлагаете вы, это уже уровень МГИМО. Это совершенно иная культура преподавания. Ведь там не ограничиваются только лишь своим профессорско-преподавательским составом. Они стараются приглашать профессионалов из самых разных сфер и стран. Там есть здоровое любопытство и стремление раздвинуть горизонты восприятия. Там в порядке вещей, когда бывшие дипломаты с большим опытом работы занимаются научной и преподавательской деятельностью. Эти профессионалы постоянно обогащают атмосферу специализированных вузов, будь то МГИМО, будь то дипломатическая академия. В основе мотивации их студентов и слушателей лежит прекрасная вещь – любознательность. У нас пока такой подход не является доминирующим. Отсюда и ваш вопрос. У нас есть опытнейшие люди, которые прекрасно знают и понимают специфику дипломатической работы. Они возглавляли самые ответственные участки работы, по кирпичику закладывали основы внешней политики суверенного Казахстана, и наверняка им есть чем поделиться. За себя скажу: если ко мне обратятся, то, в принципе, я готов рассмотреть возможные предложения. Почему бы после выхода на пенсию не помочь в подготовке специалистов по проблемам Ближнего Востока, странам Магриба? Ну, а раз не обращаются, значит не надо. Будем считать так.

- Если бы это зависело от вас, что бы вы сделали в первую очередь для улучшения процесса подготовки дипкадров?

- В первую очередь я бы сохранил практику подготовки кадров в таких специализированных вузах, как МГИМО. Но это малая толика. Все-таки у нас своя ментальность, свое видение тех или иных проблем, свои приоритеты и так далее. Исходя из этого, я бы постарался выстроить такую школу подготовки дипкадров, как МГИМО. Но при этом основы методологии и учебных программ строились бы с учетом интересов нашего государства. Во-вторых, было бы правильным глубже изучать опыт аналогичных учебных заведений в Вашингтоне, Лондоне, Париже, Пекине. Там накоплен колоссальный опыт, рациональные зерна которого могли бы пригодиться и нам. Посмотреть, изучить, переработать его было бы для нас небесполезно. Особенно с учетом новых веяний, новых технологий. Мир стремительно погружается в процессы глобализации, и нам надо успевать за ними. Поэтому для подготовки своих профессиональных дипломатов мы должны впитать все самое лучшее, что аккумулировано в мировом опыте. Это процесс не простой, но стремиться к этому мы должны однозначно. Дипломаты должны быть глубоко системными людьми, потому что им нужно уметь быстро принимать ответственейшие решения, абсолютно безупречные с точки зрения защиты интересов страны. Думаю, что такое мое представление не помешало бы разработке основ подготовки национальных кадров на сугубо казахстанской фундаментальной базе.

Автор:
Подготовил Кенже ТАТИЛЯ Источник: http://camonitor.com