Маған жақсы мұғалім бәрінен де артық, өйткені мұғалім мектептің жүрегі!
Республикалық апталық газеті

АКАДЕМИК АЛЕКСАНДР ЧУБАРЬЯН: УКРАИНЫ НЕТ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИСТОРИИ, ВОТ ОНА ЕЕ И ИЩЕТ


28 марта 2014, 16:02 | 1 053 просмотра



Радикалы устроили погром в офисе компартии в Киеве. Все, что было внутри, выта¬щили на улицу - громить и сжигать. Чтобы от истории ни флага, ни камня не осталось.

Доктор исторических наук ответил «Комсомолке» сразу на множество накопившихся во¬просов

Доктор исторических наук, академик РАН, директор Института всеобщей истории Алек¬сандр Чубарьян - не только один из крупнейших историков России, но и человек, в чьих ру¬ках в буквальном смысле история страны. Он возглавляет рабочую группу, которая создает сейчас единый учебник для российских школьников. Но история - дело широкое, поэтому приехавшему в гости к «Комсомолке» академику пришлось ответить сразу на множество на¬копившихся к исторической науке вопросов.

КОГДА ПОЯВИТСЯ НОВЫЙ УЧЕБНИК?

- Александр Оганович, концепция единого учебника истории утверждена, ее даже представили президенту. Теперь главный вопрос: когда у школьников появится сам учебник?

- Его надо еще написать - думаю, в 2015 году должен уже появиться.

- Почему вообще история рассматривается на таком уровне? Немыслимо же, чтобы президент участвовал, например, в создании учебника биологии. История - это полити¬ка?

- Вообще я первый раз вижу, чтобы президент страны занимался вопросами истории. Это, види¬мо, связано с тем, что история превратилась в общественный феномен в нашей стране. К ней очень большой интерес со стороны обычных людей, которые в истории ищут ответы на вопросы своего сегодняшнего бытия. Людям свойственно искать аналогии с теми же вопросами, которые стояли раньше. Хотя мы и говорим, что история не идеологическая наука, но, конечно, она очень связана с идеологией. И с большим соблазном для политических элит использовать исторические события в современной жизни. Это сегодня происходит во многих странах.

- Я понимаю, как можно использовать историю ближайших ста лет. Но, условно гово¬ря, Рюрик, Иван Грозный… Какая же это политика?

- Давайте возьмем один острый вопрос. Как происходило формирование российского многона¬ционального государства? Как вошли в состав Российской империи Армения, Грузия? Это сейчас предмет острых дискуссий. Грузинские историки очень жестко отрицают добровольность присо¬единения Грузии к России. То же самое у некоторых историков из республик Средней Азии, Цен¬тральной Азии. В своих учебниках они называют период, когда находились в составе Российской империи, колониальным периодом, мол, это было отношением между метрополией и колонией. Этот вопрос приобретает сегодня существенную остроту в наших отношениях со странами СНГ.

- Вот вроде как общеизвестное место - Киевская Русь, общие корни, днепровская ку¬пель и все остальное. Казалось бы, какие еще тут трактовки могут быть? Но они регу¬лярно возникают, причем доходит до диких вещей.

- Это издержки идейной борьбы, которые я бы назвал спекуляциями и использованием исто¬рии для политических целей. В отношении происхождения Киевской Руси существует консенсус с академическими украинскими историками, что было три центра формирования Российского госу¬дарства.

Раньше Павел был «сумасшедший», а сейчас - нормальный человек

- Да, увы, мы сталкиваемся с тем, что в канонических, казалось бы, формулах находятся воз¬можности для разных трактовок. Хотя все равно существуют факты, от которых никуда не денешь¬ся. Например, что мы победили Наполеона в Отечественной войне. Меняются оценки. Когда-то, когда мы еще учились, у нас Павел Первый был почти сумасшедший. А сейчас это вполне нор¬мальный, просвещенный, вменяемый политик и человек. Появляются новые интерпретации или оттенки, связанные даже с появлением новых документов.

- Когда будет совместный российско-украинский учебник, пособие?

- С Украиной мы решили каждый год-два издавать пособия для учителей. Выбираем по 10 тем для каждой книги и пишем либо совместные главы, либо разные.

Спонсировали ли немцы нашу революцию?

- Русско-немецкий труд должен выйти уже в ближайшее время, долго его создавали?

- Почти три года. Это результат успешной деятельности комиссии историков России и Германии. Первое заседание комиссии было в Берлине, и нас принимал Гельмут Коль. Я и не знал раньше, что он был учителем истории в молодости. Немцы предложили начать с XX века. Двадцать глав, из которых 15 совместно написаны: два автора, немецкий и российский.

- Расходитесь?

- Конечно. У нас есть разные трактовки событий, особенно касающиеся Польши и так далее. Я считаю полезным, что немецкий читатель узнает и российскую точку зрения, которую в Германии не так легко продвинуть.

- Что там сказано - спонсировали ли немцы революцию?

- Эта версия достаточно дискуссионная. Документы есть, но не такие прямые. То, что немцы были заинтересованы в поддержке Ленина как оппозиционной силы воюющей с ними державы, это точно. И то, что они давали деньги. Это тоже хорошо известно. Но я не сторонник понятия «спонсирование революции». Они поддерживали Ленина, но не это явилось причиной революции.

- А про начало Великой Оте¬чественной войны?

- Этим кончается моя глава о пакте Молотова - Риббентропа. И немецкий автор пишет об этом. И потом мы дали довольно большой кусок в главе «Сталинград», что предшествовало началу войны. Сталинград - это кульминация, символ поражения Германии и победы Советского Союза.

Акунин не Суворов, пусть пишет еще

- Возможен ли совместный учебник истории СНГ?

- Это почти невозможная задача! Мы сейчас договорились, что сделаем общую книгу к юбилею Великой Отечественной войны! У них свои оценки! И они только формируют свою национальную идентичность. У них разные точки зрения на вхождение в Российскую империю и Советский Союз.

Белорусские историки взяли на себя труд, предложили концепцию книги к 70-летию Победы - о наших странах в Великой Отечественной войне. Это будет большое дело, если удастся реализо¬вать этот проект.

- Когда вы берете учебник другой страны СНГ, бывают такие формулировки, что хочется за голову схватиться?

- Бывают. Даже если взять учебные пособия в республиках РФ, то возникает много вопросов и возражений. У нас ведь есть так называемая региональ¬ная история и есть такие республиканские добавления к учебнику, которые рас¬ходятся с федеральными учебниками.

- Сейчас очень многим хо¬чется писать свои учебники истории. Последний из при¬меров - Борис Акунин.

- Я терпимо отношусь к этому, считаю, что истори¬ческая беллетристика - это полезно. Очень часто в книгах по истории многое не соот¬ветствует действительности, профессиональные исто¬рики говорят об искажениях, но это не страшно. Истори¬ческая беллетристика нужна для популяризации исто¬рии. Хуже то, что в России появилось много другой ли¬тературы. Скажем, «Новая хронология» Фоменко или Суворов.

- Суворову так ничего и не противопоставили. Книги, которые вышли в серии «Антисуворов», читать невозможно.

- У нас была неплохая книга, но книга израильского автора Городецкого. Но сейчас и к самому Суворову интерес пропал. Он написал «Ледокол», а все остальное - повторение.

Автор:
Дмитрий СМИРНОВ