Маған жақсы мұғалім бәрінен де артық, өйткені мұғалім мектептің жүрегі!
Республикалық апталық газеті

Родительский бум


23 сентября 2016, 04:28 | 1 366 просмотров



Казахстанцы стали чаще брать на воспитание бездомных детей. Впервые за много лет в стране сократилась сеть детских домов: в этом году в Восточно-Казахстанской области закрылось три детских дома, в Карагандинской - еще один. И дело не только в возросшей гуманности, но и в упрощении бюрократических процедур

Тому, что казахстанцы стали охотнее брать детей из детских домов, есть причины. Как известно, помимо усыновления есть и другие формы устройства детей в семью. Например, патронатное воспитание - без обретения родственных и имущественных прав. Это менее бюрократичная процедура, чем усыновление. При патронате отношения регулируются всего лишь договором с органом опеки и попечительства, где оговариваются все условия и сроки, максимум - один год. Но все же это не тот бумажный ад, который необходимо пройти для полного усыновления. Конечно, к патронатным воспитателям предъявляется масса требований. При этом семья не обязана содержать ребенка за свой счет, в этом принципиальное отличие патроната от других форм. Ежемесячно выплачиваются денежные средства на подопечного (с рождения до семи лет - в размере 9 МРП, с семи до 18 лет - 10 МРП) и заработная плата патронатным воспитателям, а за ребенком сохраняется право на алименты, пенсии, пособия и другие социальные выплаты. Нередко на патронатное воспитание берут пары, не имеющие своих детей или чьи дети уже повзрослели и живут самостоятельной жизнью. На практике патронат выступает как переходный период к усыновлению - это своеобразная репетиция роли родителя. А когда “отцы и дети” действительно поймут, что подходят друг другу, то и процент последующих отказов будет меньше, и приемные родители готовы к любой бюрократической волоките, которая отпугивала их прежде, пока они еще не полюбили своих новых детей.

Так вот для расширения практики семейных форм устройства в апреле текущего года были внесены поправки в некоторые законодательные акты по вопросам защиты прав ребенка. В частности, определены новые формы устройства детей - гостевая и приемная семьи. Первая дает возможность приглашать воспитанников детских домов в гости на период каникул, выходных и праздничных дней и позволяет поближе с ними познакомиться, что нередко в дальнейшем приводит к другой форме устройства ребенка - опеке. Основанием для передачи ребенка тоже является договор между семьей и детским домом. Однако при гостевом воспитании денежная выплата на содержание ребенка не производится. Приемная семья - это своего рода семейный детский дом, где могут проживать от четырех до 10 детей. Детские правозащитники отказались от американской “приемной” модели, где допускается “кочевание” детей из одной семьи в другую. Родители, как и при патронатном воспитании, будут получать заработную плату и средства на содержание детей. В Европе, к примеру, есть фостерные семьи, то есть профессиональные родители, обученные работать с этой категорией детей, и им предоставляют жилье. У Казахстана пока таких возможностей нет: среди кандидатов на воспитание будут отбираться те, у кого имеются свои дома и комфортные условия для проживания. Пилотный проект по приемным семьям второй год успешно реализуется в Жамбылской области. Там уже создано 12 приемных семей. Помимо этого создана Республиканская база данных детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц, желающих принять детей на воспитание в свою семью. Конечно, в идеале ребенок должен жить в семье не временной, а постоянной. И среди казахстанцев немало тех, кто готов усыновить ребенка, но далеко не каждому хватает терпения выйти на финишную прямую этой процедуры. Понятно, что государство кому попало не отдаст детей, поэтому такой внушительный пакет документов и строгие правила. Но бытует мнение, что детским домам невыгодно способствовать усыновлению, во-первых, из-за подушевого финансирования (в год на содержание одного ребенка в детском доме государство тратит 1,5 миллиона тенге), во-вторых, из-за возможности коммерциализации процесса. Но как бы там ни было, излишняя бюрократия порождает криминальные схемы - продажу младенцев в роддомах, взятки... Хотя чиновники не считают, что процедура усыновления в Казахстане сложная. По их словам, казахстанцы желают усыновлять только здоровых детей, причем своей национальности, младенческого возраста и очень похожих на себя. Поэтому создается очередность. К тому же в нашем обществе все еще силен стереотип, что усыновлять чужих детей не модно, а если кто-то это делает, то наверняка со злым умыслом. Для тех же американцев, не имеющих детей, усыновление - вопрос престижа. Но, учитывая желание властей ликвидировать детские дома, преобразовав их в центры поддержки семьи, стоит подумать над упрощением процедуры усыновления. Хотя есть и другая сторона - администрации детских домов поднимают вопрос о большом количестве возвратов усыновленных детей - более 15-16 процентов вновь возвращаются в казенные стены. Причины отказа бывают разные, но чаще неготовность усыновителей. Для ребенка нет ничего страшнее вторичного сиротства. После такого дети отказываются идти в семью. И в этом еще одно преимущество патроната как своеобразной подготовки к усыновлению.

В настоящее время в очереди на усыновление зарегистрированы 1800 казахстанцев. А с начала года из 829 воспитанников детских домов и домов ребенка под опеку (попечительство) переданы 183 ребенка, на патронат - 123, усыновление - 105, возвращены в кровные семьи - 418. На сегодняшний день в учреждениях для детей-сирот еще остаются около восьми тысяч воспитанников.

Автор:
Алла Иванилова. «Новое поколение». Астана